Стоптанные сандалии

 

Серая ящерица, высоко задрав большую угловатую голову, неподвижно застыла на скале под колючим кустом у озерной воды, золотистой от прошлогодней эвкалиптовой листвы. Охристая каменная крошка песчаника хрустит под ногами, и ящерица тут же исчезает в убежище. Я поднимаю камень и сжимаю его в ладони. Его поверхность сплавилась в корку под жарким австралийским солнцем как и сам континент, названный кем-то «зеленым». 

В глухой глубинке Австралия выглядит охристо-кремовой. Лишенная какой-либо зелени, она иссушена, обветренна и сурова как марсианская пустыня. В этом убеждаешься, пролетая на самолете над континентом с северо-запада на юго-восток, то есть часов шесть лета, и наблюдая под крылом пустынные просторы с белыми пятнами соляных озер. И лишь у побережья буйствует царство эвкалиптовых лесов, пальмовых зарослей и австралийских городов. 

Австралия это прежде всего огромные расстояния. Помнится забавная телевизионная реклама. Жена говорит на кухне мужу: "Сахар кончился, спроси у соседей."

"У соседей? Сейчас!" - отвечает супруг, и садясь в джип скрывается на нем за горизонтом. 

        На иных дорогах, пересекающих глубинку или, как говорят австралийцы, "аутбэк", водителям приходится запасаться несколькими канистрами бензина, воды и даже запасными частями к автомобилю.   

        Умело поставленная реклама, питающая романтический образ Австралии, манит к себе толпы туристов со всего света, хотя, чтобы добраться до нее нужно и терпение, и деньги - уж больно далека она от остального мира. Люди ждут от Австралии чуда, сказки и исполнения надежд.

          ВАЛЬС С МАТИЛЬДОЙ

        Не то, чтобы австралийцы особо любили вальс - скорее нет. Но вальс с Матильдой! Это - другое  дело. Речь идет о самой главной, национальной, если хотите, песне австралийцев, которая так и называется "Вальс с Матильдой" (Matilda). 

        Пусть далеко не все знают полностью ее слова, но она не менее мила сердцам жителей Австралии, чем старая и добрая "Лестница в небо" в исполнении "Лэд зэплин" или "Шоссе в ад" местной рок-группы поистине международной значимости AC/DC.

         «Валс с матильдой» - это неофициальный гимн разношерстной, разноцветной, разноязыкой австралийской нации. Баллада о трудных годах депрессии в обществе конца 19-го века, когда тысячи австралийцев превратились в бродяг, скитавшихся из города в город в поисках хоть какой-нибудь работы.

        - Это сейчас мы считаем себя живущими в «лакки кантри» - «счастливой стране», а тогда было совсем по-другому, - прохрипел Крейг, один мой знакомый в городке Брейдвуд, отпивая пенное пиво из огромного стакана в пабе у шоссе. - Это был континент, на который «помы» свозили ссыльных и каторжников, то есть «гулаг» Южного полушария.

        Мне не раз приходилось слышать слово «пом» (POM) в отношении британцев, но я никак не мог догадаться, почему их так называют в Австралии. 

        - Не знаю, - сказал Крейг. - Мы еще говорим «помми», в ласкательном смысле, что ли. Но скорее всего это просто английская аббревиатура «Пленники Ее Величества» (Prisoners of her Magesty). То есть те англичане, которые заселили континент, наши предки. Кстати, пиво у англичан отвратительное, - закончил свою мысль Крейг.

        По вечерам он преподает в местной спортшколе, а днем ремонтирует машины. Сам он не знает, откуда именно его предки, кем они были, да это уже и не важно. Он один из 22 с лишним миллионов австралийцев, населяющих остров-континент и не испытывающих ни малейшего сожаления по поводу тяжелого прошлого колонистов.

        История одного из них и рассказана в балладе «Валс с Матильдой».

       Все имущество такого бродяги составлял набор из вещмешка, пустой консервной банки для кипячения воды и подстилки, которую скручивали в рулон и носили за спиной. На ночлег ее раскручивали и стелили на землю. На жаргоне ее и называли Матильдой. 

        Да, именно подстилку, так что главная австралийская песня не имеет никакого отношения к какой-нибудь красотке с прекрасным именем Матильда, как могло вначале показаться. А "танцевать вальс" на жаргоне означало забирать или носить что-то с собой. Так что, никакой романтики, если учитывать голод и солдат-полицейских, нередко, преследовавших бродяг за нелады с законом.

        Про такую невеселую жизнь только балады и слагать! Что было и сделано в 1893 году австралийским юристом и поэтом Эндрю Бартоном Патерсеном (Andrew Barton Paterson), которому дали прозвище "банджо" ? Банджо Патерсон.

        Сейчас трудно понять, гадал ли он о том, что его нехитрая баллада станет неофициальным гимном Австралии на века, но жилки чувств обитателей своего континента нащупал точно.

        А поется в гимне «Вальс с Матильдой» о том, как бродяга шел-шел, да остановился на ночлег у пруда, по-австралийски, "биллабонг". Поставив на костер жестяную банку с водой, бродяга мечтательно напевал под нос такие слова: "Кто будет сегодня Матильдой - танцевать со мной вальс?".

        Тут бродяга заметил, как у пруда пьет воду овца. Он схватил овцу, засунул в мешок, и стал ее остригать, предвкушая сытный ужин и теплый ночлег.

        "Ты и будешь сегодня Матильдой - танцевать со мной вальс", - напевал бродяга.

        И вдруг появился хозяин овцы с тремя солдатами, которые увидели бродягу с ворованной овцой.

        "Где та овца, которую ты держишь в своем мешке? Ты станешь сегодня Матильдой ? и будешь танцевать вальс", - сказал хозяин скотины, имея в виду неминуемый арест бродяги.

        Предвидя его, бродяга вскочил, и со словами "Живым меня вам не взять!" бросился в пруд и утонул. С тех пор у того пруда слышен голос духа бродяги, который поет: "Ты и будешь сегодня Матильдой - танцевать со мной вальс".

        И так эта история, видимо, запала в душу австралийцам, что до сих пор они ходят с такой песней по жизни, хотя жаргон, которым наполнены ее слова требует перевода на современный английский язык.

        Весьма часто бывает, что разговорный австралийский непонятен, скажем, для американцев или англичан. Особенности не только в жаргонных словах, произношении и интонации. Иные фразы просто подразумевают не то, что можно подумать. К примеру, если австралийца вечером "пригласить на чай", то в его понимании речь идет о полноценном ужине. 

        Мне неоднократно приходилось даже играть роль переводчика для знакомых и коллег, приезжавших в Австралию впервые после долгой жизни в Америке. К их ужасу, ни они не могли иногда понять элементарные вещи, сказанные австралийцами, ни те не схватывали сказанное на американском варианте английского.

        Но куда большую головную боль иностранцам доставляет чтение географических названий в Австралии. В свое время австралийское правительство решило продемонстрировать уважение к культурному наследию темнокожих аборигенов введением в топонимику исконных названий рек, местностей, гор и поселений.

        Так ,труднопроизносимые слова, скажем Чангандунманибиггера, что означает "Дерево, в которое ударило молния", с избытком заполнили карты и путеводители континента. Кстати, название федеральной столицы Австралии города Канберра происходит от слова "нганбирра", что с одного из языков аборигенов переводится как "место встречи".

        Если уж речь зашла о географии, то нелишне упомянуть, что в одном городе может существовать множество улиц с одним и тем же названием. Например, в Сиднее 12 улиц называются Уильям-Стрит, столько же Джордж-Стритов, 11 улиц носят название Виктория-Стрит и так далее. Поэтому запоминая адрес в австралийских городах, нужно обязательно знать еще и район или пригород, где эта улица находится.

                                                               "ЛАКИ КАНТРИ"

        Когда британцы начали колонизацию Нового Южного Уэльса в 1788 году, они во всем пытались скопировать свою родину, но на деле создали все-таки новую страну.

        Вот как описывается старый Сидней в знаменитой книге Д.Г.Лоренса "Кенгуру": "Это был Лондон и в то же время не Лондон. Лишенный какого-либо старого очарования, которое заложено в Лондоне. Этот Лондон Южного полушария был целиком сработан за пять минут как заменитель чего-то настоящего. Лишь заменитель - как маргарин заменяет масло".

        Действительно, Сидней так и не стал Лондоном, равно как не сравнишь его с Нью-Йорком. В принципе, это весьма небольшой, но необычайно красивый город, причем название Сидней касается лишь деловой части, в которой почти никто не живет.  Там высятся небоскребы, проходят главные торговые улицы, базируются офисы крупных компаний и банков. Все остальное - пригороды, со своими названиями и мэрами. В них имеют честь проживать свыше четырех миллионов человек, что для Австралии, можно сказать, сущее столпотворение.

        Австралийцев невозможно разубедить, что они живут не только в "самой счасиливой", но и самой демократической стране мира. Все одинаково просто одеты, все называют друг друга "приятель", все пьют одно и то же пиво, играют в крикет и не любят политику. Это считается признаком бесклассового общества. И мало кого заботит, что на деле австралийцы лишены права напрямую избирать главу правительства и государства, а также права вообще не голосовать.

        Жители континента обязаны голосовать. Не проголосуешь без уважительной причины, заплатишь штраф. Откажешься платить - сутки проведешь в тюрьме. Лишь единицы решаются протестовать, а остальные идут на избирательные участки в школы, украшенные агитационными плакатами и предлагающие гражданам напитки и пирожные. В этой праздничной атмосфере австралийцы выражают свои симпатии политическим партиям в порядке предпочтения. То есть в бюллетене они должны расположить всех кандидатов от разных партий одного за другим по мере убывания своих симпатий.

        Такая система дает шансы прорваться к власти только двум политическим силам - либеральной и лейбористской партиям. Лидер той из них, которя набирает большинство мест в парламенте, становится премьер-министром и получает реальную власть. Именно такая система, повторяющая в основном британскую, считается в Австралии гарантом демократии и защитой от политическиз потрясений.

        Правда, есть кое-какие проблемы. В уже давно независимом государстве его главой признается королева другой страны, пусть даже исторически связанной с Австралией, что порождает политические споры. Сторонники республики, мечтающие о собственном президенте, вынудилили правительство в 1999 году провести референдум о том, хотят или нет австралийцы считать впредь английского монарха главой государства. Подавляющее большинство жителей страны  поддержали британскую корону.

      Взамен королевы им предлагали президента, которого все равно никто бы не избирал. Гражданам и без того благополучной страны дали бы возможность только выбирать кандидатов в президенты из числа знаменитостей, никак не связанных с политикой. Премьер-министр отобрал бы из них самого достойного и с согласия лидера оппозиции передал на утверждение парламенту. Закондатели проголосовали, и страна получила бы австралийского президента с чисто церемониальными полномочиями, какие сейчас имеет генерал-губернатор. Кстати, многие именно его называли вероятным претендентом на такой пост.

        Но то ли австралийцам не понравилась такая система, то ли они решили не забивать себе голову и не создавать лишних забот, жители континента оставили в своем государстве все как есть. 

                                                                       КАКИЕ ОНИ АВСТРАЛИЙЦЫ?

        Никогда не паниковать, всегда казаться занятым, но не особо усердствовать в работе, не выделяться, не лезть в чужие дела и не упускать возможности расслабиться - так можно охарактеризовать основные черты австралийца, сложившиеся за 200-летнюю историю нации. Согласно социологическим исследованиям, больше всего жителей Австралии увлекает спорт, пиво и секс. Эти три вещи считаются священными, да и как может быть иначе в "счастливой стране".        

        Когда австралийцу говоришь "спасибо", он отвечает самой распространенной фразой "Ноу уорриз!" (No worries), что фактический означает "пожалуйста", а буквальном смысле что-то вроде "Не беспокойся!". Довольно быстро замечаешь, что это высказывание красной нитью проходит через всю жизнь людей, которые родились и выросли в стране кенгуру, и ярко выражает дух австралийской нации.

        Приезжих, особенно из Европы, весьма удивляет в Австралии манера одеваться. Их сразу отличишь по внешнему виду, поскольку одежда для европейцев говорит о многом, в том числе о его благосостоянии. Австралийцам же свойственно одеваться как можно проще, чтобы не выделяться из толпы и не вызвать зависти.

        Вот, к примеру, из шикарного "Ролс-Ройса" выходит детина в выцветшей майке, трусах и шлепанцах на босу ногу. Выглядит странно, на первый взглыд. Зато через минуту он уже смешивается с толпой и ничем не отличается от остальных.

        В таком же виде принято ходить по торговым центрам, в кино, по улицам, в гости, словом, куда угодно. В этом, с гордостью разъясняют австралийцы, проявляется исключительная демократичность общества, в котором хотя бы по внешнему виду все выглядят равными.

        Любопытно, что женщины в Австралии - такого, наверное, нет нигде в мире ? почти не интересуются модой. Во всяком случае подавляющая их часть. Социологи установили, что только 20 процентов из местных женщин обращают внимание на модные вещи, а остальные предпочитают просто практичную одежду. Отсюда и соответствующий выбор в магазинах, сильно разочаровывающий собравшихся на шопинг приезжих. Но самих австралийцев это нисколько не волнует, они абсолютно довольны собой.

        Несмотря на расслабленный образ жизни, которым так гордятся австралийцы, они, тем не менее, не защищены от стрессов. Местные медики и социологи утверждают, что это - от достатка. Беспокоит угроза неудач, потерь и одиночества. Австралия занимает одно из первых мест в мире по числу самоубийств, а каждый пятый житель страны, по официальным данным, страдает в той или иной степени психическими расстройствами.

        Вера в везение и пристрастие к азартным играм - еще одна черта жителей страны кенгуру. Покупая по утрам газету, истинный австралиец непременно прихватит заодно блок лотерейных билетов или проверит результаты выигрышей лото. Зайдя в бар попить пива, он пару раз крутанет рукоятку игрального автомата, а если позволяет время и на пути окажется казино, то как не зайти на рулетку или покер?

        Играют австрлийцы от мала до велика. Даже для детей в коробки с кукурузными хлопьями одно время вкладывали билетики "скретчи", которые с детства формируют страсть человека к удаче. Сотрешь монетой краску на таком билете и смотришь, появился ли выигрыш.

        И люди со скромным достатком не испытывают нехватки азартности, надеясь, что безмозглый игральный автомат или лотерейный билет однажды озолотит, невзирая ни на какую теорию вероятности, которая внятно толкует, что в массовой лотерее та самая вероятность равна нулю.

        Статистические данные убеждают в том, что масштабы повального увлечения австралийцев азартными играми непрерывно растут. Жители Австралии тратят на удовлетворение своего азарта до 10 миллиардов австралийских долларов (около 6,5 миллиарда долларов США) в  год.

        Но если по поводу массовости наркотического пристрастия к лотерее еще идут какие-то споры, то общенациональное "сумасшествие" в день знаменитых Мельбурнских скачек не оспаривает никто. Дело в том, что раз в год, в первый вторник ноября, замирает вся Австралия. На ипподроме во Флемингтоне - северо-восточном пригороде Мельбурна - за один раз собираются около 100 тысяч человек, чтобы наблюдать за состязанием, в которых участвуют лучшие зарубежные и австралийские скакуны на дистанции 3200 метров.

        Заядлые поклонники традиционных соревнований на кубок Мельбурна, которые с прошлого века регулярно проводятся там в первый вторник ноября, уже с самого утра располагаютя у ипподрома, устраивая перед своими роскошными лимузинами пикники и завтракая, как и водится в таких случаях, курицей и шампанским. У непосвященного может сложиться впечатление, что люди собрались на карнавал, судя по ярким причудливым нарядам - дамы в сногсшибательных шляпах, их почтенные мужья в высоких котелках и фраках делаю столь отличной собравшуюся публику от австралийцев на улицах городов в обычные дни.

        Общая сумма ставок превышает 70 миллионов долларов. Играть на деньги, выкладывая сумму от 20 центов до 100 долларов, на скачках может каждый желающий из любого уголка Австралии, куда телевидение доносит прямую трансляцию с ипподрома. В этот день лучше отложить все дела с австралийскими партнерами, поскольку кроме скачек для них ничего не будет существовать.

 

                                                      ВОЛНЫ БОНДАЯ И РУССКИЕ АВСТРАЛИЙЦЫ 

        Океанские волны австралийский берег не ласкают  - они его истезают. Ласкать они могут только сердца серфингистов, особой касты людей с обветренными лицами, которые готовы, наверное, жизнь провести, скользя по волнам на пластиковых досках и разжигая аппетит у акул. Кстати, начинающего серфингиста в Австралии так и называют "сэндвичем для акул" (shark sandwich).

        Волны наступают на песок несколькими рядами, сбивают с ног. Масса воды, выброшенная на берег, не успевает откатиться назад, как сверху накатывается новый слой, превращая прибой в нескончаемо бурлящую стихию.

        Особенно это чувствуешь на пляже Бондай-Бич (Bondi Beach), и вряд ли кто-то будет оспаривать, что именно он является главным в Сиднее. Не даром австралийцы напоминают: "Говоришь Австралия - подразумеваешь Сидней, говоришь Сидней - подразумеваешь Бондай-Бич".

        Нельзя сказать, что другие сиднейские пляжи - а их десятки - хуже Бондая, нет. Есть и лучше, хотя вкус у каждого свой. Так, если повернуться к океану лицом, то справа на скалистом уступе с южного края Бондай-Бич дорога поднимется на смотровой пункт Маккензис-Пойнт, и обогнув мыс, поведет к стиснутому скалистыми берегами пляжу Тамарама. А еще южнее - к уютнейшему Бронте-Бич. Прямо около идущей туда вдоль берега дороги на плоской плите песчаника я много раз проходил мимо выгравированного в натуральную величину силуэта акулы - памятника искусства аборигенов, о которых непременно речь пойдет чуть позже.

        Бондай-Бич внешне неуютен, но его исполинская подковообазная полоса  песка, закованная по краям в скалы, может все же претендовать на то, чтобы считаться ареной австралийской культуры. Песчаная дуга, утопаящая в пене соленой воды с одной стороны, с другой упирается в бетонный уступ набережной, исписанный сиднейскими виртуозами граффити. Их яркие краски стали истинным украшением главного пляжа в Сиднее, который в свое время посещала даже английская королева. Об этом визте упомянуто на установленной там бронзовой табличке. Ну кто после этого станет утверждать, что может быть нечто главнее пляжа Бондай-Бич! В несколько рядов он окружен мелкими ресторанчиками и барами, где расслабленные по жизни австралийцы могут отведать все - от пиццы до омаров. Вверх от песчаной части пляжа расстилается зеленый ковер газонов с беседками - идеальное место для пикников.

        И потом, там постоянно что-то происходит. То в крытом павильоне посреди пляжа состязаются мастера барабанных ритмов, то прямо у воды устраиваются фестивали воздушных змеев - иные настолько чудны, что удивят кого угодно. Например, меня весьма поразила летящая телефонная будка и гигантский черный осьминог. Как-то в небе среди всего многообразия змеев появился небольшой весьма скромный прямоугольник из красной бумаги с надписью по-русски "Восток".

        Странноватое название пляжа происходит от аборигенского звукоподражания «бунди-бунди», по одной из версий, имитирующего удары волн о скалы. На английский манер теперь получилось Бондай - название не только самого пляжа, но и целого района, где нередко слышится русская речь с одесским акцентом.

        Уже давно Бондай облюбовали выходцы из Одессы, поскольку местные пейзажи видимо напоминают им родной черноморский город.

        Ветер с океана постепенно теряется, блуждая по улицам - тихим, с маленькими частными домиками, трех-пятиэтажными кондоминиумами, гостиницами для путешествующих "дикарем" - бэкпэккеров. Аккуратные в целом постройки запрятаны среди банановых и еще всякого рода размашистых пальм, фикусов, эвкалиптов и цветущих круглый год кустарников.

        Как-то я разыскивал на Бондае мебельный магазин и наткнулся на автобусной остановке на пожилого господина в шортах, который выразительно воскликнул, услышав русскую речь:

        - Так Вам надо мебели! Да Вы поезжайте в этот большой магазин... Боже, как же он называется? Забыл! Но вы-таки туда поезжайте, там спросите - вам каждый скажет.

        Не все русскоязычные иммигранты, особенно в пожилом возрасте, даже находясь в Австралии долгое время, могут говорить по-английски. Часто это оборачивалось проблемой, и не только для выходцев из бывшего СССР, но и азиатских стран. Дети их шли в местные школы и уже через полгода-год свободно изъяснялись без какого-либо акцента и играли роль "переводчиков" у родителей, бабушек и дедушек.

        Тот, кто пытался объяснить дорогу в мебельный, по-английски не говорил совсем. Еще одного такого же я встретил чуть позже в лавке печатных изданий. Средних лет мужчина долго листал объявления в русскоязычной австралийской газете, а потом, видно, обнаружив нужное, подскочил к прилавку и, не глядя, выпалил продавцу-австралийцу по-русски:

        - Ну-ка, дай быстрее этот, как его? Ну... "пенсл"!

        Продавец услужливо протянул клиенту заточенный карандаш, иммигрант записал им для себя номер какого-то телефона на оторванном от той же газеты уголке страницы, но газету не купил, бросил на прилавок и удалился.

        Продавца, с которым я уже давно был знаком, поскольку покупал у него на Спринг-Стрит каждый день по нескольку газет, звали Брэд.

        - Видишь ли, - сказал он, поднимая со стола брошенный карандаш, - кто-то устраивается на австралийской земле, кто-то нет. И это касается не только русских.

        Действительно, нередко, приехав на постоянное место жительства в надежде на райское будущее, спустя несколько лет целые семьи подавали заявки на возвращение в Россию и восстановление гражданства. Многим людям с высшим образованием было просто нечем заняться, поскольку по специальности не было работы, иных коробила чужая психология, одолевало одиночество. Впрочем причины могли тут быть самые разные.

        ...Российские корабли начали заплывать в Сидней в начале ХVIII столетия, и полуостров Кирибилли в то время даже прозвали "Русским местом". Говорят, что первым русским иммигрантом был моряк, который в 1832 году сошел с корабля "Америка" и остался жить на континенте. Правда, теперь никто не помнит его имени и никто не может сказать, что потом с ним стало.

        Одним из самых знаменитых русских жителей Австралии был ученый и путешественник Миклухо-Маклай, который женился на дочери тогдашнего премьера штата Новый Южный Уэльс Маргарет Робертсон. За время проживания в Сиднее с 1878 по 1886 год Миклухо-Маклай основал первую в Австралии биологическую лабораторию и стал известен как защитник прав аборигенов.

        В 1887 году ученый вернулся на родину и через год умер. В память о нем в Сиднейском университете установлен бюст, изготовленный в 90-е годы ХХ века в России. В Сиднее у Николая Николаевича остались два внука - юрист Кеннет и бывший радиодиктор Пол Маклай.

        Первая волна русской иммиграции пришлась на конец 80-х годов ХIX века, и к концу его на континенте проживало уже 2800 бывших россиян.

        Перед Первой мировой войной в Сиднее, Мельбурне и Брокен-Хилле нашли убежище многие революционеры, которые приняли участие в формировании Австралийской социалистической партии. Некоторые затем вернулись в Россию, а в Австралию потянулась новая иммиграции из тех, кто наоборот бежал от коммунизма.

Объединяющей силой для иммигрантов из России стала Русская Православная церковь.

        К русской общине в Австралии в 50-е и 70-е годы потянулись потомки белых иммигрантов из Шанхая, а также евреи из бывшего СССР. В наши дни иммиграционные законы весьма усложнились, но россияне продолжают обосновываться на Пятом континенте. Хотя по численности выходцы из России значительно уступают, скажем, австралийским китайцам, грекам и итальянцам.

        Вообще, находясь в Австралии, можно совершить своеобразное кругосветное путешествие, попадая в места компактного проживания тех или иных национальных групп. Русских ресторанов, магазинов и клубов в Сиднее совсем немного, но они вполне дают возможность приобщиться к традициям Отечества.

        Из местных газет я узнал, что бывают и совсем экзотические случаи, и один из них — пример Михаила Фоменко, который среди австралийцев был извенстен как «русский тарзан».

        Атлетическое телосложение, озаренный любопытством взгляд, всклокоченные курчавые волосы и единственный оставшийся во рту зуб - так описывают редкие очевидцы облик Михаила Фоменко, на конец 90-х годов более четырез демятилетий скитаювшегоося в тропиках Австралии.

        Это - человек необыкновенной судьбы, который предпочел самые суровые и дикие уголки "зеленого" континента обеспеченной цивилизованной жизни в Сиднее. С тех пор, как в конце 50-х он покинул родной дом, прихватив с собой лишь Евангелие и книгу о морских животных, личность Михаила неоднократно приковывала к себе внимание австралийской прессы.

        Родился он в 1930 году в Грузии, в богатой княжеской семье, которая в конце 30-х годов через Китай и Японию перебралась в Австралию. По данным еженедельника "Сидней морнинг геральд мэгэзин", в иммиграции его отец Даниил Фоменко в годы Второй мировой был военным комментатором на радио, а потом преподавал иностранные языки. В отличие от троих сестер Михаилу трудно было адаптироваться в новых условиях жизни - он был единственным иностранцем в школе, и поэтому разочарования и неудачи сопутствовали его.

        Физически же юноша рос крепким, получая медали на соревнованиях на уровне штата, и его выдвигали даже на участие в Олимпиаде 1956 года в Мельбурне. Но Михаил отрекся от общества и бежал на крайний австралийский север к аборигенам, где с помощью мачете охотился на крокодилов и кабанов, а потом вырубил себе каноэ и в одиночку, ориентируясь по звездам, преодолел 600 км по Торресову проливу, добравшись до берегов Новой Гвинеи.

        Через несколько месяцев отец странника нашел его там больного и без документов. Удалось организовать его репатриацию обратно в Австралию, но едва поправившись, Михаил вновь вырвался "на свободу" - в джунгли. По просьбе его матери, бывшей грузинской княгини Елизаветы Мачабелли, скитальца ловила полиция, которая просто не знала, что с ним делать. Тогда почти на два года он был упрятан в психиатрическую больницу, где его подвергали электрошоковой терапии. Однако, как разъясняла в одном интервью его сестра Нина Оом, мать не понимала, что Михаил был не больным, а просто непохожим на других человеком.

        В 1969 году врачи его выписали, объявив о редком успехе в возвращении к цивилизации "дикого Тарзана", но в тот же год Фоменко бежал из дома вновь, лишь ненадолго вернувшись в последний раз на похороны матери в 1988 году.

        С тех пор "русского тарзана" лишь изредка встречали в глухих местах австралийского буша, когда он, преодолевая бегом до 25 км, раз в две недели наведывается в один из провинциальных городов, чтобы получить социальное пособие и запастись продовольствием - мукой, шоколадом, кока-колой и порошковым молоком. Издали его принимают за атлета средних лет, выбежавшего на тренировки.

        В 1995 году в окрестностях города Кэрнс его повстречал австралийский кинодокументалист, которому Фоменко, одетый лишь в шорты и сандалии, заявил: "Я ощущаю себя совсем еще молодым, и как раз это мне нравится".

        Не знаю, что стало с ним сейчас, но говорят, что до сих пор он наведывается в местные магазины, чтобы купить сандалии и кое-какие продукты.

 

                                                                        КОРЕННЫЕ ЖИТЕЛИ

        ...У причала сиднейской пристани стоит измазанный белилами чернокожий детина со свалявшимися в пакли волосами. В темных очках, увешанный бусами, он мучает в руках гитару и поет, побуждая ротозеев, ожидающих посадки на паром, бросать ему под ноги монеты. На какой-то момент он перевоплощается в Боба Марли и точь-в-точь его же голосом исполняет популярную некогда песню про марихуану. Это был  первый абориген, или коренной житель Австралии, повстречавшийся мне в Сиднее  за два месяца после приезда в этот крупнейший город на "зеленом континенте".   

       Коренные жители Австралии никогда не употребляют в отношении себя слово "абориген", что в переводе с латинского буквально значит "прежде произошедший",  для себя самих они просто люди.

         В самом начале земля была ровной и пустынной, пребывая в полной темноте в окружении незыблемых вод. Как представляют себе австралийские аборигены, мир находился в состоянии сна, ожидая пробуждения. И оно наступило, когда, озаряя все вокруг, из недр взошло солнце, выросли трава и деревья, которые зацвели и принесли плоды. Мир стал воплощением прекрасной мечты. 

          То были  "времена сновидений" - страусы, ящерицы, кенгуру и сотни других существ были волшебными и потому могли изменять свои формы, становиться людьми, исчезать и появляться, селиться на небе в виде звезд, но всегда были связаны к землей, откуда они вышли и куда ушли снова, закончив сотворение мира и подарив его потомкам.

          Каждый камень, оставленный на земле, это - след их деятельности, любая местность свята, ибо связана с предками "времен сновидений". Иногда они поныне являются потомкам во сне, поэтому и зовутся так, а по сути речь идет о духах, которые могут поселиться в камне, дереве или животном.

          Для аборигенов никогда не сониуществовало такой единой страны как Австралия. Родиной каждого племени был только клочок их священной земли с условными границами. Там они жили и производили потомство десятки тысяч лет, подчиняясь своим законам и верованиям и поклоняясь своему тотему - "сновидению", в котором аборигены видят первопредка.

          В 70-е годы аборигены придумали себе свой собственный общий флаг, разеделнный на две половины - черная сверху, символизирующая чернокожий народ, и красная снизу по цвету земли, на которой этот народ живет. Посередине флага расположен желтый круг - Солнце.

          Говорят потомки "сновидений" на разных языках, хотя и родственных друг другу. Например, на западе штата Квинсленд аборигены приветствуют друг друга фразой "Гнуна йинда мурди!" - "Раз пришли, садитесь!",  югамбе здороваются как "Чингиуалла уалу?" - "Как поживаете?", джабугаи гворят при встрече "Джирри нюрра!" - "Добро пожаловать". То же значение в западной части островов Торресова пролива передается словом "Соу нгапа!".

          В чем схожи все аборигены, сохраняющие священную связь с природой, так это в том, что они обладают просто энциклопедическими знаниями об окружающих их животных и растениях. Если цивилизованные люди ломали головы над способами выживания в дикой природе Австралии, для аборигенов это звучало, мягко говоря, странно - какие могут быть проблемы среди окружающего изобилия, дарованного во "времена сновидений".

          Правда, с украденными землями изобилие заметно сократилось, а свободно ловить крокодилов и прочую дикую живность, да еще занесенную белыми в перечень со странным названием "Красная книга", запрещено законом. Законом европейцев, а не "времен сновидений", хотя последний когда-то весьма строго учитывал, каких зверей, когда и сколько можно отлавливать во время охоты.

          Аборигены убеждены, что звери, птицы и все, что идет им в пищу, уготовано духами предков. Какое-то животное  или растение считается для того или иного племени воплощением первопредка, и потому его запрещено употреблять в пищу, несмотря на то, что соседнее племя может им лакомиться без риска вызвать обиду. В то же время некоторая пища запрещена для беременных женщин и детей, для них она ? табу.

          Детям-аборигенам, например рассказывают такую легенду, которой вполне достаточно, чтобы убедиться в правильности запретов:

          "Однажды два мальчика бродили целый день по лесу и страшно проголодались. Под вечер они поймали опоссума, и один предложил его съесть. Другой возразил, сказал, что им запрещено есть опоссума. Но поскольку оба были голодными, то нарушили табу и съели добычу. Тут же из реки появился Радужный Змей и проглотил мальчиков".

          Обеденный стол аборигенов - собирателей и охотников Австралии - неприхотлив, но рационален. Вернее, столом служит та же родная земля: прямо на ней разводят костер, а потом на угли выкладывают черепах, ящериц, улиток или пойманную копьем рыбу. Иногда сверху добычу тоже засыпают углями, чтобы лучше пропеклась.

          Крупных животных типа кенгуру готовят более сложным способом - в "земляном очаге". Для этого сначала выкапывают яму, разводят в ней костер, а сверху кладут дрова до краев и крупные камни. Когда дрова сгорают, камни проваливаются на дно ямы. На них кладут тушу зверя, закрывают его крупными листьями или похожей на бумагу корой местного пробкового дерева, а сверху засыпают землей.

          Роль овощей играют коренья, причем порой ядовитые, если их не сварить, а также орехи, бобы. Из семян и зерен, перетертых между камнями, замешивают жидкое серое тесто и выпекают из него на углях лепешки.

          Кто из нас в детстве любил лакомиться смолой, вытекшей из вишневого или сливового дерева в городских дворах, тот наверняка поймет радость австралийских  аборигенов, собирающих янтарные увесистые капли лесной "жевательной резинки" от дикой сливы. Мёд - тоже деликатес, причем в Австралии его не только дарят людям пчелы.

          В местности Папунья есть также удивительные муравьи, которые выглядят как янтарные шарики. Брюшко такого насекомого до отказа наполнено сладким нектаром, и это - лакомое блюдо, хотя добывать медоносных муравьев из глубоких земляных нор далеко не легкое дело. Другие насекомые, включая червей и жирных личинок, печеные или даже сырые также  идут в пищу. Звучит противно? Ровно на столько, на сколько у иных народов вызывает отвращение любовь русских к вареным ракам или пристрастие французов к лягушкам.

          Витамины коренные жители Австралии получают от сотен разновидностей ягод и дикорастущих фруктов, с которыми совершенно незнакомы европейцы. Кора и листья деревьев, служат для приготовления целебных отваров или применения дымовой терапии. Правда, европейцы завезли двести лет назад неизвестные для аборигенов болезни, против которых традиционные методы уже не действовали, и помимо всего прочего, алкоголизм. Высокий процент алкоголиков среди чернокожей части населения Австралии объясняется скорее их социальной неустроенностью, бедностью и безысходностью.

          Кто же они и откуда пришли, если не из "сновидений"? Последние находки археологов, применяющих самые различные технологии, свидетельствуют о том, что Австралии была заселена 70 и даже 100 тысяч лет назад. Родина их предков неизвестна, и о происхождении аборигенов выдвигались самые разные теории, вплоть до того, что они являются "законсервированными" в географически изолированной Австралии первопредками человечества. Во всяком случае, археологические изыскания на самом континенты этого пока не подтвердили.

Что же касается интеллекта, то уже давно замечено, что дети аборигенов быстрее и легче схватывают знания в современной школе, чем европейцы. Примечательно, что эта особенность характерна и для племен ведов - лесных обитателей острова Цейлон. Некоторые исследователи считали их потомками утерянной цивилизации, которые затем скатились до первобытного уровня. Во всяком случае, жизнь в естественной природной среде их вполне устраивает.

          Аборигены в глубинке живут общинами, посетить которые можно лишь с письменным разрешением. Туристы с камерами раздражают аборигенов не меньше, чем шахтеры в поисках опалов.

          По переписи населения, аборигенов в Австралии осталось всего около 350 тысяч. И увидеть потомков "сновидений" в Сиднее действительно трудно, поскольку живут они в основном в северной тропической и сухой центральной частях континента. И если парню с гитарой на Серкьюлер-Ки удалось приспособиться, то большинству остальных его сородичей европейский образ жизни приносит крупные моральные и физические страдания, рушит его мировоззрение и тем самым лишает смысла существования.

          Поначалу "белые люди",  появившись в Австралии в прошлом веке среди ссыльных, искателей золота и приключений, просто уничтожали беззащитных перед огнестрельным оружием аборигенов. Тогда их никто не подсчитывал, хотя теперь называют цифры в пределах 200-700 тысяч. Аборигены, которых сгоняли с их земель, со своей стороны нападали на европейцев, поджигали их дома, убивали скот. Примерно подсчитано, что в кровавых конфликтах погибли 2000 европейцев и около 20 тысяч аборигенов.

          Как-то один из активистов движения в защиту прав коренных жителей Австралии выступил с сенсационным утверждением о том, что аборигенов даже убивали для выполнения заказов музеев и частных коллекционеров в Европе. Генеральный директор Фонда поисковых действий по делам аборигенов и жителей островов Торресова пролива Лес Мейлзер говорил, что некоторых аборигенов отстреливали как диких зверей, и их останки продавались по 30 фунтов для коллекций в Великобритании, Германии, Голландии и Италии.

          Мейлзер ссылался в свою очередь на утверждения австралийского археолога Линтона Ормонда-Паркера, который заявил британскому радио о том, что одним из заказчиков "экзотических экспонатов" был один из лондонских музеев.

          Защитники прав аборигенов в Австралии убеждены, что коллекции в европейских странах, содержащие от трех до шести тысяч останков аборигенов, частично пополнялись за счет умышленно убитых людей и вскрытия могил. Для сбора доказательств Лес Мейлзер и Линтон Ормонд-Паркер несколько лет выискивали по европейским музеям останки аборигенов, пытаясь определить их принадлежность и вернуть в Австралию по моральным и духовным соображениям.

          По словам официального представителя штата Квинсленд, в период между 50-ми годами прошлого столетия и 20-ми годами века нынешнего в Европе наблюдался повышенный интерес к так называемым "новым наукам", делившим людей на разные категории. Аборигены были отнесены к самой низшей ступени, что и подогревало аппетит коллекционеров.

          В музеях самой Австралии хранятся примерно 11 тысяч скелетов и предметов культа, принадлежавших аборигенам. Однако их возвращение, как отмечала местная печать, не такое уж простое дело. Сами общины аборигенов из-за разного рода суеверий часто считают невозможным принять отнятые тайные реликвии, например опасаясь, что их видели или еще увидят те, кому это под страхом смерти категорически запрещено, скажем, женщины.

          Еще одна проблема - так называемое "украденное поколение" аборигенов. Так в Австралии называют тысячи детей коренных жителей страны, которые были отторгнуты от своих родителей для ассимиляции в европейской среде в период с 80-х годов прошлого по 60-е годы нынешнего века. Теперь признана порочность такой политики, однако правительство официально долгое время уклонялось от извинений перед аборигенами за искалеченные судьбы.

Трудно сказать, зарастет ли когда-нибудь шрам обиды и вражды между белыми и аборигенами, между которыми и по сей день происходят конфликты на расовой почве. 

          Так, подростки-аборигены чаще всего попадают в полицию. Однако если белое население обращается к стражам порядка за помощью и с жалобами, то коренные жители этого не делают. Просто они не верят, что белые власти могут защитить их от белых обидчиков, и предпочитают копить злобу в себе.

          В парламенте Австралии и ее штатов часто спорят на тему аборигенов. Самый сложный вопрос для правительства - право на землю. Решить его сложно по той причине, что отношения к земле у белых и аборигенов порой несовместимы. Для фермера  земля  это первичное средство производства и источник его жизни. Для землевладельца это вложение капитала и основа для финансового процветания. И если для белого большинства земля в Австралии это источник доходов и предмет купли-продажи, то для коренных жителей, которым она изначально принадлежала, это прежде всего сокровенная духовная ценность, связь с предками.

          Проблемы прав аборигенов все чаще становятся объектом повышенного внимания за пределами Австралии. Нередко правительство в Канберре подвергается критике со сторон "Международной амнистии". Все это повышает интерес австралийцев к культуре коренных жителей страны, которая заметно вошла в жизнь белого населения. Географические названия, слова аборигенов типа "бумеранг", прочно закрепились в обиходе всех современных австралийцев.

          Мотивы, почерпнутые из точечных рисунков аборигенов, их скульптурного и гончарного искусства, резьбы по дереву широко используются для производства сувениров, которыми заполнены магазины Сиднея и других городов. Правда, делают их зачастую совсем не аборигены.

          Регулярно по телевидению демонстрируются передачи о культуре аборигенов, но они выходят в эфир в три часа ночи, поэтому мало кто из австралийцев отказывается ото сна для знакомства с духовным миром коренных жителей континента. Что будет с ними дальше, покажет время. Но своими знаниями природы Австралии и отношением к ней они уже неоценимо обогатили жизнь белых австралийцев.

       Мне посчастливилось познакомиться с художником-аборигеном Роджером Шенноном, который успешно продавал свои картины в Сиднее и знакомил австралийских школьников с традициями своего народа.

        Аборигены традиционно рисовали свои картины на распрямленной древесной коре. Для этого большой кусок коры по краям стискивали расщепленными палками. Роджер, как и многие современные художники, использовал холст. Уделив мне время, он вместе со мной отправился на природу ? Купер-парк, всего в 20 минутах от центра Сиднея.

         Мы сели за столик в тени гигантского фикуса - баньяна и Роджер расстелил холст, покрытый черной краской. Это грунт и фон будущего рисунка. Толстой кистью художник провел две желтые пересекающиеся линии наискосок и сделал от каждой из них несколько ответвлений. Обратный конец кисточки он окунул в белила и, аккуратно тыкая им в полотно, так чтобы оставались одинаковые белые точки, стал выводить ими круги от центра, в котором пересекались желтые линии.

        - Это изображение стоянки людей из племени, оно делается в виде таких концентрических кругов. Они напоминают либо место костра, либо плетеную циновку.

         Рядом к точечным кругом Роджер белой краской провел две подковообразные дуги, пояснив, что они изображают следы от сидящих на земле людей. Причем, у каждой дуги-подковы он добавил по одной линии — где-то длинной, где-то короткой.

       На линиях, которые вначале провел художник, он ставит белые отпечатки круглого среза деревянной палки, один кружок к одному. Всего пять или шесть, а во главе став ит черную точку. Получаются белые лечинки короеда, которые аборигены Австралии едят, обжаривая на углях.

       Заполняя пустые места картины дополнительными точками, Рождер заканчивает картину. Теперь ее содержание становится понятным — четыре человека — две женщины и два мужчины сидели около костра и, вероятно, лакомились личинками короеда, которые были извлечены из проделанных ими в трухлявой древесине ходах, изображенных в виде витеватых желтых полосок. 

 

                                                                               ДИКОВИННАЯ ЖИВНОСТЬ

          Кенгуру, коалы, ехидны и прочая диковинная живность делают Австралию уникальной. Говоря научным языком, они эндемичны, то есть нигде больше уже не водятся. Так распорядилась эволюция после того, что Австралия еще во времена динозавров откололась от суперконтинента Гондваны.

          Почти с меня ростом, кенгуру смотрел немигающими глазами, не выражавшими ровным счетом ничего. Но как только я протянул ему на ладони горсть кукурузных хлопьев из бумажного пакетика, кенгуру вцепился передней лапой в мое запястье и стал слизывать кукурузу с ладони, чуть касаясь передними зубами. Попытка освободить руку была неудачной - лапа была словно железные тиски.

          Вспомнилось сообщение из сводки новостей местных газет о том, как стая разъяренных кенгуру вызвала хаос, сорвав футбольный матч и напав на игроков в Нар-Нар-Гуне. По словам полиции, ситуация была на волоске от настоящего бедствия, если бы кенгуру вышли из себя. Что бы произошло? Бывало, что кенгуру нападали на игроков в гольф, хватая на шею передними лапами и начиная царапать все тело когтями огромных задних ног.

          Животный мир настолько тесно связан с жизнью австралийцев, что две живности неизменно присутствуют на гербе страны, который был предложен королем Георгом Пятым в 1912 году. Такой герб украшает сейчас здание парламента Австралии в столице Канберре. Справа на нем изображен страус эму ? тоже весьма агрессивная птица, а слева тот самый большой рыжий кенгуру.

            Мясо представителей животного мира, ставших национальными символами Австралии, употребляют в пищу, но не в массовых масштабов. Я никогда не видел кенгурятину в австралийских супермаркетах. Разве что мясо кенгуру вам предложат в ресторанах на набережной Сиднейской гавани, где множество туристов, или на ярмарке по случаю Пасхи. Кстати, именно на такой ярмарке я попробовал сосиски из крокодила, но вкуса мяса так и не ощутил ? его забивал черный перец, присутствовавший явно в чрезмерном количестве.

         Но если бы только наглые и агрессивные кенгуру были главной проблемой! Австралия признана самым опасным на планете континентом, поскольку здесь водятся самые ядовитые в мире пауки и змеи, в океане можно натолкнуться на акул и смертоносных медуз, а из-за слабого озонового слоя солнечная радиация и ее последствия стали одной из главных причин смертности населения.

          Главное тут знать с чем имеешь дело, быть готовым к неожиданностям и проявлять предусмотрительность. Я слышал на пляже Бондай-Бич пронзительный писк ? тревогу, предупреждающую о появлении акул (alarm). Но если бы мне об этом не сказала проходивщая мимо старушка, я бы продолжал плескаться в волнах, ни о чем не подозревая. Оглянувшись, я действительно не заметил никого из людей в воде.

         Еще один сигнал об опасности ? выброшенные на берег голубые продолговатые пузырьки с воздухом. Это медузоподобные колонии жгутивовых организмов, называемых «португальскими военными корабликами», хотя в Австралии они известны как «блю-боттлз». На плову эти существа крайне опасны, поскольку от каждого пузырька тянутся длинные, не заметные в воде, нити липких щупалец. Малейший контакт с ними, и нити прилипают к коже, запуская в нее тысячи жгутиков, вызывающих нестерпимую боль - такую, что способна вызвать болевой шок. В воде это приводит к судорогам, которые не дают человеку удержаться на плову. Следы от ожогов «голубых пузырьков» остаются  в виде витиеватых шрамов навсегда. Единственный способ оказания помощи - полить прилипшую тварь уксусом и потом удалить ее. Но еще более опасна коробковидная медуза (jelly box), обитающая в мангровых зарослях теплого штата Квинсленд. Ее яд способен убить человека за пару секунд.

         Наиболее гадкие и опасные тростниковые жабы, живущие в Австралии, атаковали однажды Сидней незадолго до Олимпиады 2000 года. То ли сбитые с толку глобальными климатическими изменениями, то ли в поисках пищи, крупные земноводные предались урбанизации и теперь угрожали не только домашним животным сиднейцев, но и потенциально им самим.

          Тростниковые жабы обладают ядовитыми железами, и если какой-либо собаке или кошке взбредет в голову полакомится ими, то гурману не избежать смертельного отравления. От лягушечьего яда гибнут даже австралийские крокодилы. Кроме того, в состоянии испуга жабы выплевывают в глаза своего противника ослепляющую

струю яда, и поэтому людям также есть о чем беспокоится, особенно за играющих на улице детей. Жителей призывают не убивать жабу в случае обнаружения, а поймать ее, пользуясь перчатками, и немедленно сдать властям.

          По словам сиднейской печати, ученые обнаружили в разных уголках крупнейшего в Австралии города 46 тростниковых жаб, успешно размножающихся в городских условиях. В 1935 году их стали разводить в солнечном штате Квинсленд, чтобы избавиться от жучков, уничтожавших плантации сахарного тростника.

          Вредителей-насекомых не стало меньше, но зато начали гибнуть местные животные, охотившиеся на жаб. Последние же неплохо устроились и стали расселяться во всех направлениях и добрались до Сиднея, где зимние месяцы с июня по август стали заметно теплее.

         Пожалуй, самые симпатичные животные в Австралии - сумчатые медвежата коалы, которые живут на ветвях эвкалиптов и питаются только их молодыми листьями. 

          - Вся необходимая влага поступает от нежных зеленых листьев, - пояснила мне посетителям служительница Парка коал под Сиднеем по имени Маргарет, пока я гладил пушистое серое существо, уминавшее веточку эвкалипта.

          Потом я понюхал свою руку и она тоже пахла эвкалиптовым маслом. Показалось странным, от животного исходил аромат, как будто он только что принял эвкалиптовую ванну.

          - Вы знаете, почему коалы едят сырые листья эвкалипта? - спросила меня Маргарет, едва сдерживая смех. - Да потому что им лень их готовить.

          То была шутка о неповоротливости коал, после чего я вспомнил еще одну: «Почему кенгуру трудно готовить? Потому что они выпрыгивают из сковородки».

          - Коалы не пьют воду, - заверила меня Маргарет уже совершенно серьезно. Поэтому и название этого животного с языка аборигенов переводится как «без воды».

          Очень жалко, но коалам реально угрожает цивилизация, наступающая на места их обитвния. Я не раз видел по утрам на австралийских дорогах трупы коал, сбитых машинами местных дальнобойщиков, ослепляющих фарами животных, переходящих по ночам дорогу.

          По данным научного Австралийского фонда в защиту коал, в окрестностях Сиднея с 80-х годов численность этого вида сумчатых в лесах сократилась на 80 проц. Причиной тому стали не только колеса автомобилей, от которых животных частично оберегают установленные вдоль дорог заграждения из стальной сетки. Колониям коал угрожают еще и возникающие по вине человека лесные пожары, вырубка лесов, одичавшие собаки.

          Животные, завезенные европейцами, стали бедствием для австралийцев. Взять хотя бы кроликов, которые в Австралии считаются настоящей чумой. Они столь проворно опустошают зеленую травку, что овцам нечего не остается. От этого страдает ключевая отрасль хозяйства. Есть даже такой популярный анекдот на эту тему. Австралийская семья смотрит по телевизору документальный фильм об ущербе от кроликов. Диктор объявляет, что они появились, когда какой-то англичанин завез четыре-пять пар этих грызунов в Австралию, что бы на них потом поохотиться. Глава семьи на это восклицает: "Видать, очень косой был этот охотник!".

          Дело дошло ло того, что даже на Святую Пасху придумали замену европейской традиции угощать детишек шоколадными кроликами. Австралийцы нашли похожего животного - длинноухую крысу билби. Заслуга в этом принадлежала так называемому "Антикроликовому фонду исследований Австралии", который взял инициативу в свои руки и предложил вместо любимого европейцами кролика почитать билби.

          Я прочитал где-то, что первые шоколадные билби появились на Пасху в 1993 году в Аделаиде, тогда же была официально зарегистрирована специальная торговая марка. Зверьки завоевали популярность у австралийского народа.

          Но не только кролики угрожают природе Австралии. Не менее опасными ее жители считают кошек. Подсчитано, что одичавшие и в массовых масштабах расплодившиеся в дикой природе "мурки" и "мурзики" уничтожают ежегодно четыре миллиона невинных местных животных.

          Для борьбы с кошками ученые из зоологического института в Мельбурне даже создали пилюли, которые должны сыграть спасительную роль для уникальной австралийской фауны. Эти пилюли начинены химическим веществом под кодовым названием ФТЦ-2, которое, как утверждается, воздействует только на кошек и убивает их якобы "гуманным" способом. То есть животные при этом особо не будут мучиться - поедят начиненные ядом сосиски и забудутся вечным сном. Всего на континенте насчитали 15 миллионов кошек.

          Собака, хотя и считается другом человека, тоже внесла дисгармонию на континенте, когда еще 4-5 тысяч лет назад была завезена торговцами из стран Азии. Такие типичные дворняги рыжего цвета разбрелись, размножились на австралийских харчах и превратились в животное, которое теперь называют дикой собакой динго. В общем, это - самый крупный хищник среди млекопитающих Австралии в наши дни, и весьма грозный.

          Мало кому известно, что Великая китайская стена вовсе не является самым протяженным заграждением из воздвигнутых когда-либо человеком на нашей планете. Куда менее известна, но зато побивает все рекорды в этом отношении проволочная ограда длиной 5530 км, пересекающая Австралию в юго-восточной ее части. Смысл заграждения весьма прозаичен - защитить стада овец от диких собак динго.

          По территориям трех австралийских штатов непрерывно тянется "Великий забор динго". На его содержание и ремонт ежегодно затрачивается три миллиона австралийских долларов (около дух миллионов долларов США), когда как индустрия овцеводства, которая без этого забора просто не может существовать, приносит 5 миллионов австралийских долларов. Сетка, участки которой были сцеплены воедино в 1960 году, достигает в высоту 2 метра и на 30 см вкопана в землю, чтобы собаки не могли сделать подкоп.

          Тем не менее нередко хищникам удается прорваться сквозь заграждение к своему излюбленному лакомству - овцам, особенно после разрушающих все на своем пути наводнений, или когда кто-то забывает закрыть за собой ворота.   

                                                     КАК В АВСТРАЛИИ «СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА» ЛОВИЛИ

          Однажды в Австралии решили поймать снежного человека. Было это перед сиднейской Олимпиадой в 2000 году. Причем, тому, кто поймает, обещали вознаграждение в размере 10 тысяч долларов.

          Загадочное существо, похожее на "снежного человека", исстари было известно аборигенам под названием яуи (yowie) и якобы его видели у реки близ городка Гаянда (штат Квинсленд). Внешне яуи напоминает человека, покрытого густой черной шерстью, как у медведя.

          Сотрудники базирующегося в Канберре Австралийского центра исследований таинственных явлений готовили экспедицию в Квинсленд по поиску живого яуи, объявив о возможности денежной награды тем, что поможет поймать это существо. Мэр Гаянды Питер Хат был уверен, что скромные и трудолюбивые жители городка, которые видели "снежного человека", не стали бы лгать и придумывать небылицы.

          Чем закончилась экспедиция, мне так и не известно. Вместе с тем, австралийские криптозоологи, изучающие возможность существования неведомых науке животных, собрали уже несколько тысяч свидетельств в пользу существования яуи, которые наравне с кенгуру и коалой уже стали почти национальным символом Австралии. Про мохнатых лесных человечков издаются детские книжки, а их шоколадные фигурки с игрушками внутри заменили австралийским детям "киндер-сюрпризы".

          Хотя до сих пор поймать яуи не удавалось, отпечатки их следов в окаменевших отложениях вулканического пепла скрупулезно собираются энтузиастами.

          Поисками яуи бескорыстно занимался более 40 лет австралиец Рэкс Гилрой. И, хотя исследователь лично с мохнатыми исполинами не встречался, он убежден, что речь идет более чем об одном племени существ, которые в свое время сыграли важную роль в эволюции человека, а также в истории каменного века на австралийском континенте.    

          Еще в 1997 году он использовал для подтверждения своей теории найденный им на территории штата Новый Южный Уэльс череп первочеловека, жившего в ледниковый период примерно 100 тыс лет назад.

          В журнале "Остралэйшн юфолоджист" Рэкс Гилрой как-то писал, что во времена, когда уровень воды в океане был ниже, и Австралия соединялась с Азией, континент заселили первобытные люди, относящиеся, говоря языком антропологов, к "гомо эректусу" или человеку выпрямленному.

          Сенсации касаются не только растительного мира. Также в Австралии обнаружен жук, который обитал на Земле еще 200 миллионов лет назад во времена Юрского периода мезозойской эры. Продолговатый с бронзовым отливом крохотный ровесник динозавров оставался незамеченным, поскольку большую часть времени проводит под землей.

          Пока в руки ученым попали только две особи уникального жука, найденные в разных районах Южной Австралии. Его дальние родственники семейства омматид водятся в Южной и Северной Америке, в Европе и Азии. Это указывает на их общее происхождение на некогда единственном на Земле материке Пангея, который позднее раскололся на Гондвану и Лавразию. Окаменелости с останками аналогичных примитивных жуков встречались в Сибири, Средней Азии и Великобритании.

          И это — далеко не все тайны, которые хранит Австралия. В июле 1998 года австралийские газеты стали писать о появлении гигантского изображения фигуры человека, полностью различимого только с высоты не менее 10 тыс метров. Фигура была обнаружена в Южной Австралии на пустынном плато недалеко от города Марри. Местные жители не имеют понятия, откуда оно взялось, но специалисты полагают, что "рисунок" был нанесен на поверхности земли с помощью грейдера и приборов спутниковой навигации.

          Загадочное изображение, достигающее в длину как минимум четыре километра, заметили после того, как местные бизнесмены получили анонимные факсимильные сообщения о его появлении. Поднявшись на самолете в воздух и сделав круг, местный житель Рей Госс под определенным углом заметил исполинские очертания фигуры аборигена, держащего в руке какой-то предмет. Причем, с высоты 1000 метров он мог различить только одну ногу гиганта. Толщина "черты", которой он выведен, достигает примерно шести метров.

          Полиция выбилась из сил, опрашивая местных жителей в надежде выйти на след анонимного художника, но никаких результатов поиски не принесли. 

          "Маррийский человек" напоминает аборигена - полностью обнаженный, он левой рукой замахнулся для броска шеста или бумеранга. Левая нога отставлена в сторону для устойчивости. На повернутой в профиль голове различимы повязка на лбу и густая борода.

          Американский флаг, найденный на плато, навеял подозрения на контингент ВВС США в Нуррунгаре, который в 1999 был выведен из Австралии. Может быть американцы тем самым хотели увековечить память о себе? Мало кто в это верит всерьез, но тем не менее есть и такие, кто уверенно считает таинственное изображение делом рук "иностранцев".

          Аборигены и защитники их прав на земли осудили "маррийского человека" как проявление вандализма сродни надписям на заборах и стенах домов. Другим гигантский рисунок оказался на руку и они уже штампуют его в миниатюре на майки и открытки для туристов как очередное "чудо света". Некоторые ценители искусств также выступили  в защиту изображения на плато Финнис-Спрингс, утверждая, что оно когда-нибудь станет столь же знаменитым как и красный каменный монолит Айэрс-Рок в Центральной Австралии.

          Каждый вправе теперь оставаться при своем мнении, поскольку ни автор исполинского рисунка, ни его цели неизвестны. Полиция закрыло это дело, и таинственность обещает сделать его еще более притягательным. Видимо, на это кто-то и рассчитывал.

           ...Рассказ об австралийцах был бы не полным, если не упомянуть об их важном достоинстве - чувстве юмора, в котором они ярко выражают свое отношение и к окружающим, и к самим к себе.

          Один австралиец возвратился в Сидней впервые после того, как на 30 лет уехал жить в деревню. Позодил по улицам, площадям - все изменилось, ничего уже не узнать. И вот натыкается он на мастерскую "Ремонт обуви", которая осталась прежней. Заходит и видит, что сидит в ней тот же мастер с сапожными гвоздиками во рту. Приезжий обрадовался и говорит: "Тридцать лет назад я был у вас и не забрал ботинки".

          "Это коричневые? Размер сорок второй?"

          "Да! Да! Они самые", - восклицает бывший клиент.

          Не вынимая гвоздей изо рта, сапожник невозмутимо отвечает: "Пока не готово. Приходите завтра".

          Автор: Иван Захарченко