Стоптанные сандалии

 

«Жили же люди!», - подумалось мне при посещени в Киото священного «Золотого павильона» - Кинкаку, который некогда служил резиденцией сёгуна, прославившегося объединением двух императорских дворов Японии – Северного и Южного. Речь идет о полководце Иосимицу (Ёсимицу) – третьего правителя из клана Асикага (足利 義満). Дипломат, ценитель искусства и поклонник дзэн-буддизма, он отрекся от престола в 1397 году, передав его своему сыну, и построил себе виллу в окружении райского сада. Стены виллы он покрыл позолотой. После смерти Иосимицу резиденцию превратили в дзэн-буддийский храм, которому уже около 600 лет. 

 Храмовый комплекс называют Рокуондзи («Храм сада оленей») или попросту Кинкакудзи, то есть «Храм Золотого павильона» (金閣寺), который в 1994 году был занесен в список мировых сокровищ.

Шокирует только толпа туристов, сводящая на нет очарование сада и «Золотого павильона». Я с трудом выбирал ракурсы, чтобы в кадр не попали остальные посетители храма, щелкавшие фотоаппаратами и мобильными телефонами. Безмолвными были только огромные карпы в Зеркальном пруду, ловившие ртами воздух с уверенностью в том, что люди приходят туда только с одной целью – чтобы их накормить. 

В Киото свыше полутора тысяч храмов, и у каждого есть своя история. Но Кинкакудзи – самый главный из них не только из-за своего великолепия и гармоничности, но и из-за трагических событий, об одном из которых я упомяну позже.

Сначала о самом павильоне, посмотреть на который съезжаются люди не только со всей Японии, но и со всего мира. В архитектурных учебниках трехэтажный «Золотой павильон», высотой 12,5 метра, фигурирует как образец соединения трех различных стилей. 

Первый этаж построен в аристократическом стиле синдэн-дзукури, который выдают белые стены, контрастирующие с балками и рейками из необработанной древесины японского кипариса, и широкие деревяные террасы.

Два верхних этажа покрыты позолотой не только снаружи, но и внутри. Второй выполнен в самурайском стиле с раздвижными дверьми и окнами, третий отвечает требованиям архитектуры дзэн – окна сделаны в форме очертаний колоколов. Легкую черырехскатную крышу венчает позолоченный феникс – издревле легендарная птица не только в Японии, но и в Китае и соседней Корее. 

Вход в павильон закрыт для посещения – слишком много народу приходят к храму, и ознакомление с его интерьером породило бы гигантскую очередь и хаос.

Строительство «Золотого павильона» было завершено сёгуном в 1408 году. С тех пор его разрушали во время войн, а в последний раз великолепного здания не стало в 1950 году: его сжег помешавшийся монах Хаяси Сёкэн. Правда, через пять лет после этого павильон отсроили заново, а в 1987 году на его стены была нанесена новая позолота – в пять раз толще прежней. 

Парк вокруг павильона сёгун Иосимицу устроил по подобию образа райского сада в понимании япоцев под влиянием дзэнского садового искусства и эстетики знаменитого монаха Мусо Сосэки.

Пытаясь отвлечься от толпы, мы идем по тропе вокруг Зеркального пруда, восхищаясь естественностью ландшафта, хотя по замыслу создателя сада, любоваться прудом надлежало не с берега, а из самого павильона или во время катания на лодке. Тем не менее, даже несмотря на хмурую погоду, пруд казался идеальным.

Перед павильоном над поверхностью колышащейся от ветра воды возвышаются два каменных островка-черепахи. Одна как бы плывет к павильону, а другая наоборот отплывает от него. Поодаль виден более крупный остров Асихарадзима, символизирующий саму Японию. 

Берега пруда покрывают низкорослые кустарники и сливы, а более высокие высажены на заднем плане, что расширяет пространство в окружении гор вокруг. Одна из них называется Кинугасаяма – «Гора, укратая тканью». Рассказывают, что один один император, посетивший эти места летом, хотел увидеть гору, покрытую снегом, и тогда его слуги покрыли ее вершину белыми шелковыми тканями, чтобы угодить повелителю. 

В глубине сада мы выходим к «Водопаду у ворот дракона» - струи воды рассекаются о камень, напоминающий карпа, который стремится вскарабкаться вверх. Тут замешана стариная китайская легенда о том, что карп, которому удалось добраться вверх до вершины водопада, становится драконом, симоволом просветления в дзэн-буддизме. 

Отдельно на склоне холма устроено святилище в честь местного облачного духа Синуна (榊雲) – буддизм в Китае, Корее и Японии вобрал в себя много от язычества. Так, в каждом корейском, например, храме наверняка найдется на задворках небольшой павильон поклонения горному духу, хозяином той или иной местности. 

В парке вокруг “Золотого павильона” сохранился и родник, из которого сёгун Иосимицу набирал воду для чая. Церемонию чаепития он совершал в скромном чайном домике поблизости. 

 В качестве послесловия:

水澄みて金閣の金さしにけり

«Вода прозрачна, «Золотой павильон» золотом блестит».
Авано Сэйхо