Стоптанные сандалии

 

Сам по себе парк Рёандзи ("Храм спокойствия дракона") в Киото потрясает гармонией и умиротворением. Сливаясь с толпой, я скинул обувь перед входом в сад, чтобы соприкоснуться с шедевром дзэнской культуры. Сад камней оказался небольшим прямоугольником – размером с тенисный корт, ровная поверхность которого покрыта белым кварцевым гравием. Над ним возвышались камни разных размеров и форм.  

В отличие от обычных садов, в этом не было ни растений, если не считать мха на камнях, ни воды, но с первого взгляда увиденное ассоциируется с островами на водной глади. Эффект усиливают ровные полоски, оставленные на гравии граблями садовника.

С юга и запада Сад камней обнесен невысокой стеной, из-за которой возвышаются деревья. С другой стороны – ступенчатая крытая платформа. С нее и надлежит созерцать камни.

Особенность сада в Рёандзи в том, что если смотреть на все 15 камней с любой точки, один из них будет скрыт другими и незаметен. Но если кому-то удастся увидеть все камни сразу, то это поможет достичь просветления...

Пятнадцать камней там размещены в пяти группах и подчинены совершенной гармонии. Это позволяет посетителям сада пребывать в абсолютном спокойствии. Сакэ тепло разлилось по сосудам и сняло напряжение. Если смотреть прямо перед собой, людей на платформе не видно, и сад создает ощущение пустоты вокруг. 

Как и другие сады дзэн-буддистких храмов Японии, Сад камней в Рёандзи хранит тайну своего создания. Известно, что его разбили в середине 15-го столетия, но вопрос – кто был автором, остается без ответа. Это добавляет таинственности саду.

Усаживаясь с левого края на деревянную поверхность платформы, мне пришлось приложить немало усилий, чтобы протиснуться между туристами, но, кажется, никто на меня не обращал внимания, и я сосредоточился на созерцании каменной композиции.

 В чем ее смысл? Известны слова буддийского монаха Тэссэн Соки о том, что в саду камней кроется «искусство сократить тридцать тысяч миль до расстояния одного фута». Еще один могах Сэндзуи сказал было, что любоваться садом Рёандзи никогда не надоест, и тут же забыл о течении времени. 

С левой стороны, то есть у входа, видна на первом плане группа из пяти камней – главная из всех. В китайской философии, которая оказала на Японию немалое влияние, нечетные числа относились к светлому началу ян, а четные к темному началу инь.

Пятерка имеет особое значение – располагаясь в девятке первых однозначных чисел, она символизирует центр.

Первоэлементов в природе тоже пять – дерево (восток), огонь (юг), земля (центр), металл (запад), вода (север). Таким образом, пятерка представляет собой ось мира. Ближайшими нечетными числами к ней будут 3 и 7, а все вместе они образуют триаду, почитаемую японцами – 3-5-7. Отсюда и – пятнадцать камней храма Рёандзи.

 Но 15 камней там расположены с востока на запад в редком, если не единственном в своем роде, порядке: 5-2-3-2-3. Неизвестный создатель сада не дал однозначного ответа на вопрос о том, что же все-таки означают его камни, расположенные такими группами.
Во время периода Эдо (1603-1867 гг.) было предположение, что камни представляют собой силуэты архатов – учеников Будды. Но их было всего 16, а камней 15. Решили, что один был опущен, чтобы общее число камней было нечетным. Слабо верится, хотя всякое бывает.

Образы, которые рисуются при созерцании, у людей самые разные. Одно из распространенных толкований: камни – это тигрица, переправляющаяся с тигрятами через потоки воды, по одной старой китайской легенде. Правда, существует мнение, что это лишь история для школьников, чтобы при посещении сада они вели себя тихо.

В большей степени композиция сада изображает морской пейзаж со скалами и островами, а скорее всего похожа на вершины гор над облаками, где обитают бессмертные. В более глубоком смысле, камни Рёандзи это целый космос, и вроде, при долгом созерцании происходит своего рода анимация, мнимое движение объектов сада, но одного пакетика сакэ для этого явно было недостаточно. 

  Говорят, что сад в Рёандзи показывает нам вселенную в миниатюре, упрощая ее, устраняя и стирая все, что не имеет значения. Хотя, может, уж и не стоит искать столь глубокого смысла в замысле создания сада, поскольку камни – это просто камни. Но они имеют магическое значение для японцев с доисторических времен, поскольку считаются застывшими духами. 

 В синтоизме существует нерушимое правило – нельзя в саду ставить вертикально камень, который изначально лежал, и наборот класть горизонтально камень, который изначально был в вертикальном положении. Нарушать это правило никто не решается.

По словам японского специалиста по садам Масао Хаякавы, изначально композиция Сада камней в Рёандзи не имела такой эстетической ценности, как сегодня, и единственное, что привлекало внимание – цветущая на фоне сада сакура. Сказывают, что даже полководец-завоеватель Тоётоми Хидэёси (1536-1598 гг.) однажды заехал в Рёандзи полюбоваться сакурой. И только с 17-го столетия в документах стали упоминать очарование сада камней, когда как до этого он оставался лишь вторым планом для любования цветами сакуры. Просто, когда дерево старой сакуры засохло, людям открылась красота каменных групп на белом гравии.

Это уже в ХХ веке, когда человеку стало не хватать маста, миниатюризация стала иметь особое значение. Нам бы хотелось уместить весь мир в одной ладони. А в 15-и и 16-м веках именно цветением сакуры славился храм Рёандзи, а не камнями и пустотой между ними.
Так это, или нет, но мне лично сад показался очень умиротворяющим и исполненным глубокого смысла – в нем действительно забываешь о времени и суете. Не надолго, правда, - плотность программы нынешней поездки в Японию требовала от сопровождавших нас японцев вывести нас из состояния медитации и поторопиться к выходу.

Что касается истинного создателя сада, то тут есть несколько версий с упоминанием имен нескольких монахов. Один из них – художник Соами, скончавшийся в 1525 году, но никаких доказательств его причастности к созданию композиции из 15 камней в Рёандзи, не найдено.
Как упоминают Франсуа Бертье и Грэм Паркс (François Berthier, Graham Parkes) в книге «Чтение дзэн в камнях: японский сад сухого ландшафта», на одном из камней во второй слева группе просматривается выгравированное на нем имя – Котаро.

В одном из текстов 1491 года упоминается некий Котаро, бывший при буддийском храме. Известно, что он собирал мох в 1491 году для монастыря Сёкукудзи. Вероятно, это один и тот же человек, чье имя оставлено на камне в Рёандзи.

На другом камне неразборчиво написано еще одно имя, которое возможно совпадает с Хико-дзиро. Такой человек в 1490 году также работал при строительстве сада в Сёкукудзи. Но он и Котаро были «каварамоно», то есть самые простые рабочие из низшего ранга, которые скорее оставили подписи в качестве автографа, но не были истинными создателями сада Рёандзи.

На самом деле не имеет значения авторство сада, он важен сам по себе. 

В парке вокруг храма Рёандзи в тени клена лежит круглая, в форме монеты, каменная раковина с водой для чайных церемоний, которая тонкой струей поступает из родника по бамбуковой трубе. Это место называется Цукубаи, буквально «приседание на корточки». Чтобы набрать воды бамбуковым половником из раковины, нужно наклониться или присесть, что и дало такое название.

Примечательна эта раковина тем, что вокруг квадратного углубления в центре выгравированы четыре иероглифических знака, которые в сочетании с квадратом посередине, в зависимости от их расположения, образуют самостоятельные иероглифы. Если их прочесть сверху по часовой стрелке, то получается: 吾唯足知.
Есть разные толкования смысла этой надписи, самое распространенное из которых – “довольствуйся тем, что имеешь”. В проспекте, выданном при входе в храм, иное толкование: “Узнаю вещи, чтобы быть удовлетверенным”. То есть, духовное удовлетворение – выше материального. Иными словам, дорожи не тем, что имеешь, а тем, что познаешь. А храм с камнями в Рёандзи создает дополнительную атмосферу, расширяет диапазон воздействия храма для духовного просветления. В этом и смысл дзэн (по-китайски “чань”, по-корейски “сон”), то есть постижение истины не через догмы и чтение сутр, а через созерцание, медитацию и достижение в этом процессе внезапного озарения.